Институт последипломного образования
Телефон:
Ближайший семинар

Семинар "Респираторная терапия в неонатологии" в Москве 22 - 24 июня 2018 года.  Курс рассчитан на 36 часов. Подробная информация о семинаре будет опубликована в ближайшие дни.

2-0

 

 
 
Новости
16.04.18
В апреле ожидаются новые лекции посредством вебинаров, ждем ваших подключений!
28.01.18
В пятницу, 26 января 2018 года прошло видеоселекторное совещание, посвященное открытой реанимации, а именно возможности пребывания родственников в отделениях реанимации. Совещание проводился МЗРФ, вела его Начальник отдела родовспоможения и детства, проф. Байбарина Е.Н. Мы представляли презентацию работы своего отделения.
23.01.18

Конец января – горячая пора для медицинских работников: это период сдачи отчетов о работе своих подразделений, отделов, медицинских организаций в целом. Это период передачи информации в вышестоящие инстанции, на основании которого нам потом с высоких трибун расскажут о наших успехах...

21.01.18
Какая доказательная база для использования мефипрестона для индукции в роды???  Влияние на плод?  Как сочетается с грудным вскармливанием и больницы доброжелательные к ребёнку???? Ответ на эти и ряд других вопросов можно будет найти в статье Н.Ю. Карпова
15.12.17
В новом разделе "Акушерство для неонатологов" представлен обзор статей по теме "Аспирация околоплодными водами"
Разнообразный и богатый опыт
Значимость этих проблем
banner

Обзор юридических зарисовок

Еще раз о ведении медицинской документации

Еще раз о ведении медицинской документации.

Медицинская документация – извечный камень преткновения. И дело даже не в том, что законодательство не регулирует очень многие аспекты составления и заполнения медицинских документов, а в том, что врачи боятся написать лишнего, не имеют достаточного количества времени, чтобы своевременно и качественно писать «истории».

Однако необходимо твердо понимать, что медицинская документация – это своего рода «лицо» доктора. В случае возникновения спорных ситуаций экспертиза по клиническому случаю осуществляется на основании медицинской документации, и от того, что в ней написано, будет зависеть качество и результат проводимых исследований. На 100 и даже на 200 %. В моей практике были случаи, когда от «недописок» в корне менялся результат экспертиз.  Но грешат врачи и другим. Когда на носу серьезная проверка, то в спешке начинаются отчаянные «корректировки» медицинской документации. Дневники переписываются, страницы вырываются и вклеиваются. Кстати во времена Аптекарского приказа истории болезни назывались «докторскими сказками» … И далеко не всегда те, кто это делают, отдают себе отчет в том, что все эти действия являются фальсификацией и подпадают под действие ст. 292 Уголовного кодекса РФ «Служебный подлог». Максимальное наказание по этой статье – до 3-х лет лишения свободы с лишением права заниматься профессиональной деятельностью… Вот так «докторская сказка» может довести до уголовного преследования.

Другая крайность - это страх. Страх написать «лишнего». Простой пример. Ребенку необходима консультация врача другой специальности. Лечащий (или дежурный) врач звонит по телефону и просит об очной консультации. Специалист не приходит. Врач звонит повторно. Специалист вновь не приходит. В результате лечащему врачу будут предъявлять претензии, что он не организовал консультацию профильного специалиста. А если в медицинской документации будет отражено (с указанием времени и даты), что специалист был вызван, но для консультации не явился, то вопросы будут заданы профильному специалисту.

Много вопросов задают медицинские работники о так называемых «типовых» формах, которые в отсутствие форм в федеральном или региональном законодательстве, разрабатываются самой медицинской организацией. Есть мнение, что к таким документам скептически относятся надзорные органы (прокуратура) и ФФОМС. Но закон не запрещает использование таких документов. Например, ст. 20 федерального закона от 21.11.2011 г. № 323-фз «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» предусматривает получение информированного добровольного согласия перед любым медицинским вмешательством. При этом законодательство содержит только несколько утвержденных форм информированного добровольного согласия. Получается, что в такой ситуации надо либо каждый раз писать новое информированное добровольное согласие (что в спешке сделать довольно сложно), либо разработать и утвердить типовую форму. Примечательно, что наличие информированного добровольного согласия – один из критериев оценки качества медицинской помощи и важный аргумент для экспертов ФФОМС! Такая же ситуация складывается с формами собрания консилиума и врачебной комиссии. Эти формы до настоящего времени не утверждены, но обязательны для работы указанных коллегиальных органов. Потому что в один прекрасный день, при осуществлении ведомственного контроля за качеством и безопасностью медицинской деятельности, вышестоящая организация или Росздравнадзор потребует предъявить полный пакет документов по работе консилиумов и врачебных комиссий, а типовых форм по их работе в законодательстве нет… Кроме того, в условиях поэтапного перехода на электронный документооборот большая часть документов так или иначе обретет типовую форму. Поэтому не стоит бояться разрабатывать «свои» формы, привлекая к этой работе юристов и организаторов здравоохранения.

Комментарии

Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Яндекс.Метрика Rambler's Top100
Все авторские материалы, опубликованные на сайте, принадлежат владельцу сайта.
Иные материалы снабжены ссылками на источник. Запрещено использовать полностью или частично материалы сайта в бумажной прессе без согласования с автором.
Веб-сайты, желающие воспользоваться материалами, могут делать это, при указании источника со ссылкой на сайт автора